ПРЕССА

20.11.2008

АРГУМЕНТЫ НЕДЕЛI: Приближение к «Фрау Марии»

Подъем знаменитого корабля с сокровищами на борту – уже не фантастика!
Сергей Нехамкин
Парусник XVIII века с бесценными полотнами на борту, потерпевший бедствие. Печальные архивные реляции, написанные старинной вязью с роскошными росчерками. Участники событий – русская императрица Екатерина II, графы, князья, чрезвычайные посланники… Проходит 200 с лишним лет. Судно неожиданно находят. Сюжет приключенческого романа или голливудского фильма? Нет, речь о реальном корабле «Фрау Мария», который в ноябре 1771 г. вез в Россию купленные по заказу Екатерины II картины знаменитых голландских художников. У берегов Финляндии «Фрау Мария» затонула. В 1991 г. финские ныряльщики обнаружили ее. «АН» впервые очень подробно рассказали эту историю в №48(72) 28.11.07, потом мы возвращались к теме не раз.
Когда-то за бесценный груз (сегодняшняя общая стоимость полотен – под миллиард долларов) заплатила Екатерина. Однако сейчас по факту корабль лежит в финских территориальных водах. Само судно было голландским. Все это может быть поводом для межгосударственных препирательств. Или наоборот – основанием для совместного международного гуманитарного проекта.
И этот проект уже реализуется. Причем на самом серьезном уровне. Куда уж серьезней, если обсуждение вопросов, связанных с подъемом «Фрау Марии» недавно стало темой переговоров российского и финского премьеров!
18 ноября в Москве состоялась пресс-конференция участников международной встречи по перспективному сотрудничеству в рамках проекта подъема «Фрау Марии». Перед журналистами выступили: начальник управления по сохранению культурных ценностей Федеральной службы по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия РФ Виктор Петраков; президент благотворительного фонда «Крейсер «Варяг» Михаил Слипенчук и вице-президент фонда Михаил Борзин; директор Департамента культуры, спорта и молодежной политики Финляндии Риитта Кайвосойя; заместитель директора Эрмитажа Георгий Вилинбахов; генеральный директор «Балтспецфлота» Андрей Шпигель; президент благотворительного фонда «Спасение национальных культурно-исторических ценностей» Артем Тарасов. Их ответы на вопросы “АН”, других СМИ легли в основу этого материала.
С точки зрения моряков
Сначала – о главном. Виктор Петраков, говоря о “Фрау Марии” отметил: стадия переговоров и согласований позади. Эксперты приступают к конкретной проработке методики подъема корабля. О том, какой она видится, рассказал Андрей Шпигель:
– “Фрау Мария” лежит на глубине 41 м, на полтора метра зарывшись в донные отложения. Есть два варианта извлечь ее сокровища. Первый: поднять весь корабль целиком. Второй – оставить судно на дне, проникнуть в трюмы, не трогая корпус. У каждого свои плюсы и минусы, но специалисты пока склоняются к первому варианту.
Очень грубо попытаюсь словами передать словами то, что глава “Балтспецфлота” демонстрировал на макетах. Представьте, например, спичечный коробок  – это “Фрау Мария”. Берем коробку большего размера вырезаем дно – получаем четыре стенки. Примерно так выглядит конструкция, именуемая траверсой. Ею “Фрау Мария” накрывается. Внутри траверсы под корпус “Марии” подводятся мягкие стропы из прочной искусственной ткани (жесткие могут при подъеме корабль разрушить; хоть состояние дерева признано хорошим, рисковать не хочется), образуя как бы люльку. Дальше с помощью понтонов и мощного судового крана траверсу поднимают вместе с “Фрау Марией”.  Вся конструкция транспортируется в док, и там, уже в спокойной обстановке, ведутся остальные работы.
Андрей Шпигель особо подчеркивал: это еще не конкретный проект, только концепция. Если кто-то предложит идею получше – готовы выслушать.
С точки зрения ученых
Георгий Вилинбахов известен как главный герольдмейстер России, но в данном случае выступал во второй своей ипостаси – представителя Государтсвенного Эрмитажа.:
– Проект для нас интересен с двух точек зрения. Во-первых, с исторической: полотна предназначались именно для Эрмитажа, и их утрата всегда считалась трагедией. Во-вторых, в случае удачного подъема судна, можно будет на полную мощность использовать наш реставрационный ресурс. Именно у Эрмитажа есть лаборатории для реставрации дерева, металла, тканей, станковой и темперной живописи – в общем, всего, что может быть найдено на корабле.
С точки зрения бизнеса
Михаил Слипенчук, когда ему задали вопрос о средствах на экспедицию, усмехнулся: если отечественный бизнес научился зарабатывать деньги –  должен показать, что умеет и тратить их с пользой для общества. Что ж, фонд “Крейсер “Варяг” известен своими гражданственными проектами: памятник “Варягу” в Шотландии, организация недавней экспедиции в глубины Байкала... И каждый раз спонсоры находились. Причем, это были не только крупные компании.
– Сбор средств на памятник “Варягу” вообще стал общенародной акцией. Деньги собирали в школах, на предприятиях. Думаю, если сейчас мы повторим этот опыт, да еще объявим сбор в Финляндии, Швеции, других странах – откликнутся многие.
Артема Тарасова спросили в лоб: допустим, корабль подняли – какая страна все-таки будет хозяином сокровищ? Он ответил: не юридическая принадлежность важна, а сама идея – реализовать проект, способный объединить народы, помочь всем нам обрести утраченные ценности мирового значения.
– Есть, например, предложение – чтобы не было споров, объявить эти картины достоянием европейского сообщества. Сделать плавучий музей, который сегодня в Хельсинки, завтра в России, через месяц – в Германии...
А еще отметил: если все пойдет нормально – можно рассчитывать, что года через два... Как бы поосторожее выразиться – в общем, есть шанс получить первые результаты.
– Исходим из того, что 2009 год – подготовительный: специалисты окончательно определяют, какой способ подъема предпочтительней, изучают местность, просчитывают риски... Дальше – подготовка экспедиции. Потом – выход к месту подъема.
И тогда, возможно, в 2010-м мы уже будем знать, какие сокровища скрывают трюмы “Фрау Марии”.
Основания для оптимизма и пессимизма
Говоря о “Фрау Марии”, очень не хочется переборщить с авансами: дескать, поднимем, а там – ах, такое! Кстати, и участники пресс-конференции были сдержаны в прогнозах. Например, честно признали: шансов на то, что картины уцелели – 50 на 50. В ХVIII веке практиковалось два способа упаковки картин. Их или перевозили в ящиках, или готовили к путешествию с особой тщательностью: полотно наматывалось на специальный вал, клалось в чехол из лосиной кожи, потом в свинцовую тубу, которая заливалась воском, запаивалась. Только если картины для «Фрау Марии» паковали  именно так – можно было надеяться на их сохранность. Другое дело, что, как считает известный бизнесмен Артем Тарасов, и в случае гибели полотен «утешительный приз» будет солидным. На корабле кроме живописи везли, например, коллекционный фарфор (с которым ничего не должно случиться), бронзовые статуэтки, предметы роскоши для петербургских аристократов…
Артем Тарасов знает о “Фрау Марии”, наверное, все. Признался, что даже книгу о ней пишет.
– Самое ценное полотно на “Марии” – Рембрандт?
– Был ли на борту Рембрандт – как раз вопрос. Там были ученики Рембрандта, был Брейгель... А наиболее ценное – триптих Доу. Я изучил документы аукциона, на котором продавались картины. Средняя цена за полотно (в тогдашних ценах) – от 30 до 150 гульденов. А за Доу – сразу 15 тысяч. Такие деньги могла платить только Екатерина. Ее на аукционе представляли четыре дилера. Они закупили 28 картин. Сохранились подробные описания полотен и пометки в записях – слово “Екатерина” или “рус”. И если судьба остальных проданных на аукционе произведений искусствоведами прослежена до наших дней, то эти 28 больше нигде не упоминаются.
– Корабль как-то очень аккуратно затонул. Сидит на дне, даже не накренившись.
– Учтите характер повреждения. Пробило корму, команда еще сутки откачивала воду помпами. Но трюм все равно заполнялся, причем равномерно. Экипаж в конце концов сошел в шлюпки, а судно тихо опустилось. Конечно, матросы перед уходом слегка помародерили. Но брали, например, золотые монеты, какие-то мелочи. А картина – вещь громозкая, тяжелая, лежит в заливаемом трюме. Не до них было.
– Допустим, полотна везли упакованными правильно. Но откуда уверенность, что они и через столько лет целы?
– “Фрау Мария” покоится на глубине. Там бурь нет. Течение в этом месте слабое. Вода малосоленая. Корпус у судна прочный. Оснований надеяться хватает!


К списку новостей